Главная » Статьи » Войско Донское в австрийской кампании 1805 г.

Войско Донское в австрийской кампании 1805 г.

2. Перед войной

К 1805 г. более десяти донских полков находились на службе (в Финляндии, на Кавказской линии и во внутренних губерниях). В течение года Войско Донское выставило на службу еще тридцать два казачьих полка (почти 18,5 тысяч казаков) и две роты конной артиллерии.

28 июля войсковой атаман Платов получил приказ о командировании казачьих полков на западную границу. 16 сентября он отрапортовал, что двадцать два полка выступили с Дона в поход: полковника Денисова 11-го; подполковников Попова 3-го, Апостолова, Мельникова 2-го, Иловайского 9-го, Попова 5-го, Балабина 1-го, майоров Балабина 2-го, Попова 7-го, Ежова 2-го; войсковых старшин Протопопова 1-го, Иловайского 10-го, Сычова 3-го, Вершинина 2-го, Хохлачева, Кононова, Астахова 4-го, Папузина, Сулина 8-го, Попова 16-го, Ребрикова 3-го и Сафонова. Из этих полков тринадцать пошли в Литву, шесть - в Волынскую губернию, два - в Киевскую и один - в Новороссийскую. Только с Дона на западную границу выступило 22 полка, некоторые прибыли туда из других областей России, например, полк Кирсанова был отправлен из Санкт-Петербурга, где нес городовую службу.

Распределение донских полков по западной границе в 1805 г. было следующим (к сожалению, в некоторых случаях имеются сведения только о количестве полков):

  • Подольская армия (генерал от инфантерии М. И. Голенищев-Кутузов) - 6 полков;
  • Волынская армия (генерал от инфантерии граф Ф. Ф. Буксгевден) - 4 полка (Денисов 14-й, Гордеев 1-й, Мелентьев 3-й, Андрианов 2-й);
  • Северная армия (генерал от кавалерии барон Л. Л. Беннигсен) - 6 полков (командиры бригад из двух полков - Иловайский 5-й, Иловайский 2-й, Греков 4-й);
  • Литовская армия (генерал-лейтенант И. Н. Эссен) - 16 полков;
  • Молдавская армия (генерал от кавалерии А. П. Тормасов) - 8 полков (Чернозубов 5-й, Иловайский 8-й, Греков 21-й, Платов 3-й, Сулин 6-й, три командира не названы);
  • Десантный корпус (генерал-лейтенант граф П. А. Толстой) - полк Фролова 1-го и две сотни полка Грекова 17-го;
  • Резервный корпус (генерал от инфантерии А. М. Римский-Корсаков) - 3 полка.

Таким образом, всего на западной границе должны были собраться 45 донских полков.

Армия Кутузова отправилась на помощь австрийцам через Галицию. Ее должна была подкреплять армия Буксгевдена. Армия Беннигсена прошла через Лифляндию и остановилась на границах Пруссии, ее подкрепляла армия Эссена, следовавшая туда же со стороны Бреста. Армии Беннигсена и Эссена должны были попасть на театр военных действий, пройдя через прусские владения. Сначала прусский король не согласился на это, сохраняя нейтралитет. С большим опозданием он дал согласие, сопровождаемое требованием перехода границы в районе Гродно, что потребовало перегруппировки, занявшей две недели, одного из корпусов в армии Беннигсена. Именно по этой причине, армия Беннигсена не смогла присоединиться вовремя к армии Кутузова.

Основная тяжесть кампании 1805 г. пришлась на долю Подольской армии, которая должна была действовать совместно с австрийской армией в Баварии. В конце августе 1805 г., когда она готовилась перейти границу, в ней находились под командой походного атамана А. Е. Грекова 9-го шесть донских полков: его имени, подполковников А. Г. Сысоева 1-го и В. Е. Ханженкова 1-го, войсковых старшин Д. М. Киселева 2-го, П. Х. Кирсанова и Т. Д. Грекова 18-го. В отличие от большинства регулярных полков, донские полки были полностью укомплектованы, все казаки находились в строю. Согласно штатному расписанию в каждом из них состояло: 1 штаб-офицер, 15 обер-офицеров, 10 унтер-офицеров, 550 казаков, 2 нестроевых и 650 строевых лошадей. Полковник Алексей Евдокимович Греков 9-й (1760 — после 1819) принадлежал к одному из самых известных на Дону старшинских родов. Он отличился в сражениях второй русско-турецкой войны, в 1794—1796 гг. был командиром Лейб-Казачьей команды. По окончании наполеоновских войн он заслуженно получил чин генерал-майора. Одним словом, это был боевой офицер, будущий герой 1812 года, но отличиться в кампании 1805 г. ему не довелось.

Когда армия Кутузова перешла границу, в ее рядах осталось только три казачьих полка (Сысоева, Ханженкова и Киселева). Полки Грекова 9-го, Грекова 18-го и Кирсанова остались на границе. Десятки донских полков стояли наготове на западной границе, но армия отправилась в поход без них. Очевидно, Александр I отрицательно относился к появлению казачьих полков в Европе, и ставка была сделана на австрийскую легкую кавалерию, считавшейся одной из лучших в Европе. Так, еще накануне похода он просил австрийское командование через своего представителя генерала Ф. Винценгероде о том, "чтоб к российской императорской армии прикомандированы были два или три полка австрийской легкой кавалерии, которые весьма нужны будут для исправления службы на аванпостах, а особливо в первое время, когда русские не познакомятся еще с языком тамошнего края". И в 50-тысячной русской армии количество казачьих полков было явно недостаточным.

Эти события проходили на фоне обострившихся отношений с Турцией, что заставило удержать в российских переделах отряд (шестую колонну) под командой генерал-лейтенанта барона И. К. Розена, выступивший вдогонку за армией только в октябре. Однако полк Сысоева 1-го, входивший в этот отряд, главнокомандующий все же оставил при армии.

Уже в первые недели похода Кутузов осознал допущенную ошибку и затребовал казачьи полки из России. 11 сентября Кутузов просил русского посла в Вене графа А. К. Разумовского успокоить австрийское правительство, обещая, что к армии скоро прибудет подкрепление, в том числе шесть казачьих полков, уже находившиеся в пути. Здесь уместно будет вспомнить, что Суворов, отправляясь в Итальянский поход, не взял с собой полков регулярной кавалерии, а только шесть донских полков, полностью оправдавших его ожидания.

Армия Кутузова должна была соединиться в Баварии с австрийской армией под командованием генерала Макка, но Наполеон разрушил планы союзников. Стремительным маршем он перебросил 200-тысячную армию с берегов Ла-Манша в район Ульма и заставил Макка капитулировать.

Армия Кутузова не могла оказать сопротивления вчетверо превосходившему противнику, удалившись от русской границы на 1200 километров. Кутузов приказал начать отступление, чтобы спасти армию. Ему на помощь выступила армия Буксгевдена, но их разделяло слишком большое расстояние.

Любопытная подробность - в опубликованных документах штаба Кутузова казачьи полки не упоминаются с момента перехода границы вплоть до 8 ноября, когда в Вишау к армии присоединилась первая колонна армии Буксгевдена. Их нет в расписаниях армии, в порядках построениях колонн, что позволило некоторым историкам усомниться в присутствии казачьих полков в армии. Первое упоминание о казаках встречается в приказе по армии от 9 ноября после боя при Рауснице: "Казаку, который взял вчерашнего числа в плен французского офицера и ничего от него в себе в добычу не взял, даже и денег, кои он ему предлагал, Его Императорское Величество за таковое бескорыстие жалует ему пятьдесят червонцев". В приказе следующего дня говорилось: "Казакам, так как они имеют вьючных лошадей, больше двух повозок в полку иметь не позволяется, считая тут и экипаж полковничий".

Трудно объяснить отсутствие сведений о казаках в штабных документах за сентябрь-октябрь, однако факт награждения двух донских полков Георгиевскими знаменами за Шенфабен неоспоримо свидетельствует не только об их присутствии в армии, но и об отличии в сражениях. Подтверждают это и послужные списки донских офицеров, участвовавших в этом походе: В. А. Сысоева 3-го, И. И. Жирова и т. д. Например, в послужном списке полковника И. И. Жирова отмечено, что в 1805 г. он служил в чине хорунжего в полку Сысоева 1-го, находился в походе в Австрию, принимал участие в сражениях при Голлабрюне, Шенграбене, под Вишау, при Аустерлице. В последнем из них он был ранен саблей в правую щеку.

4 ноября 1805 г. произошло знаменитое сражение при Шенграбене. Русская армия отступала от Кремса в Цнайм, французский корпус Мюрата угрожал отрезать ей путь. Чтобы спасти армию, Кутузов приказал Багратиону любой ценой преградить путь Мюрату. Отряд Багратиона состоял из следующих полков: 6-й Егерский, Киевский гренадерский, Азовский и Подольский мушкетерские, по одному батальону от Новгородского и Нарвского полков, Черниговский драгунский, Павлоградский гусарский, батарейная рота майора Богуславского и легкая рота штабс-капитана Судакова, донские Сысоева 1-го и Ханженкова 1-го.

Свои войска Багратион расположил у Шенграбена, выслав вперед к Голлабрюну полки Сысоева, Ханженкова и отряд австрийской кавалерии генерала И. Ностица. Встретив русскую и австрийскую кавалерию у Голлабрюна, Мюрат пошел на ту же уловку, благодаря которой незадолго до этого захватил без боя Венский мост. Он объявил Ностицу, что между Францией и Австрией заключено перемирие. Поверив ему, австрийский генерал покинул поле сражения и оставил русский отряд на произвол судьбы. Бой казаков с французами начался у Голлабрюна, затем казачьи полки отошли к Шенграбену, где заняли позиции на флангах русского отряда, прикрывая его от возможного обхода. Во время сражения полки Сысоева и Ханженкова неоднократно ходили в атаку, несмотря на пересеченную местность с каналами, заполненными водой, что существенно затрудняло их действия. Когда отряд Багратиона, потеряв половину убитыми и ранеными, начал отступление, казачьи полки прикрывали его отход. К армии отряд присоединился в полном порядке, приведя с собой пленных (3 офицера и 50 рядовых) и захваченное в бою знамя. К сожалению, в рапорте главнокомандующему Багратион не описал действия казачьих полков. Судя по наградам, наиболее отличился полк Сысоева 1-го, пяти офицерам полка были пожалованы ордена Св. Анны 3 ст.: есаулам Попову 19-му и Быкадорову, хорунжим Жирову, Мордовину и Щучкину.

Вскоре после сражения император Александр I учредил новую коллективную награду - Георгиевские знамена. Ими были награждены пять полков, участвовавших в сражении при Шенграбене. 6-й Егерский полк удостоился награды Георгиевскими трубами, поскольку у егерей знамен не было. Из шести полков, впервые в истории русской армии удостоившихся Георгиевских наград, два полка были донские.

Георгиевские знамена, полученные донскими полками, были украшены изображением государственного герба и надписью "За подвиг при Шенграбене 4-го ноября 1805 года в сражении 5-ти тысячного корпуса с неприятелем, состоявшим из 30-ти тысяч". Их изготовили только к январю 1807 г., а выслали в полки при Высочайшей грамоте от 27 сентября 1807 г. Полк Ханженкова 1-го к тому времени был уже распущен, и знамя передали в войсковую канцелярию для хранения вместе с регалиями войска. Сысоев 1-й в феврале 1807 г. передал полк сыну - В. А. Сысоеву 3-му, получившему награду вместо отца. Почти век получение Георгиевских знамени за Шенграбен связывали с именем Сысоева 3-го, ставшего в эпоху 1812 года известным казачьим генералом, - и только в начале XX века донской историк М. С. Жиров уточнил, что заслужил знамя отец, а получил сын.

8 ноября 1805 г., после прибытия передовых частей армии Буксгевдена, Багратион дал французам сражение при Рауснице. Русской кавалерией командовал генерал-майор Чаплиц, помимо регулярных полков ему подчинялись донские полки Малахова и Сысоева 1-го. На этот раз Багратион упомянул о казаках в рапорте главнокомандующему. Полковой командир Малахов, только что прибывший с полком к армии, был ранен в сражении. В полку Сысоева 1-го убит есаул Быструлев, ранен есаул Быкадоров, один казак убит и два ранено.

Традиционно потери казачьих полков, по сравнению с регулярными полками, были значительно ниже. Дело здесь не только в штате - регулярный полк был в два раза больше, но также в тактике ведения боевых действий. Казачьи командиры вели в бой не рекрутов, а земляков, поэтому бездумно под огонь их не бросали. К тому же взаимоотношения в казачьих полках сильно отличались от армейских. Это видно из воспоминаний казака В. М. Самоходкина (Кочетовской станицы): "Как бельмо на глазу был у меня полковницкий племянник, задира и большой обидчик. Много переносил я от него насмешек, а все показывал вид, что почитаю его - боялся, чтобы он не обнес меня перед дядей. В те поры, в полках командиры имели большую власть и секли беспощадно не только нашего брата, казака, а любого урядника и даже кавалера. Однажды племянничек, под хмельком, отвесил мне пощечину - загорелось ретивое, но я стерпел эту жестокую обиду. Шла кампания 1805 года; ежедневно мы вели перестрелку с неприятелем. Племянник, храбрый пред нашим братом, под пулями бывал тише воды, ниже травы и всегда вертелся у обоза и канцелярии. Вот, думаю, знатный случай проучить его. Сговорившись с товарищем, мы разыскали его во время жаркой перестрелки, заехали с двух сторон и со словами: "бросимся-ка мы с вами на ура!", подняли лошадь его в плети и помчались прямо на неприятельскую цепь; на храбреце нашем лица нет, а мы, от смеха едва держимся в седлах. Под градом пуль остановились наши кони и шарахнулись назад; но племянник зашатался и рухнул наземь, как мешок с овсом, значит пуля попала. Жалко нам стало его: мы удержали коней и подобрали тело товарища".

12 ноября армии Кутузова, Буксгевдена и гвардейский корпус соединились в Ольмюце. Количество казачьих полков в армии увеличилось почти втрое за счет пяти свежих полков. Казачьи полки распределили по дивизиям следующим образом:

  • в авангарде: Малахова, Киселева 2-го, Сысоева 1-го и Ханженкова 1-го;
  • на правом фланге, в дивизии генерал-лейтенанта Шепелева: Денисова 14-го и Гордеева 1-го;
  • на левом, фланге, в дивизии генерал-лейтенанта Уварова: Исаева 3-го и Мелентьева 3-го.

16 ноября авангард Багратиона с трех сторон атаковал Вишау, выбил оттуда противника и преследовал до Раусница, где кавалерия Мюрата также не смогла удержаться. В преследовании противника приняли участие четыре казачьих полка: Малахова, Сысоева, Гордеева и Исаева. Впоследствии четыре казачьих офицера (есаул Коротков, сотники Семилетов, Плетнев и Траилин) стали кавалерами ордена Св. Анны 3 ст. за отличие в этом сражении, они поддержали атаку эскадрона Мариупольского гусарского под командой флигель-адъютанта князя М. П. Долгорукова (за этот бой награжден орденом Св. Георгия 4 кл.). Командовавший полком Малахова есаул Капылков был награжден орденом Св. Владимира 4 ст. с бантом.

В кампанию 1805 г., большую часть которой русская армия отступала, казачьи полки не дали сражения кавалерии Мюрата, точнее - не устроили ей ни одной западни или вентеря, своего излюбленного тактического приема. Спустя год казачьи отряды генералов Иловайского 2-го и Иловайского 5-го неоднократно использовали его в арьергарде. Классическими образцами вентеря являются сражения, данные Платовым летом 1812 г. у Мира и при Романово, когда армия Багратиона поспешно отступала. К сожалению, в 1805 г. в армии отсутствовал походный атаман, которому подчинялись бы все казачьи полки, они оказались распределены по дивизиям, что не мешало им действовать сообща. Платову в 1812 г. удавалось устраивать засады и добиваться численного превосходства на поле сражения, поскольку все казачьи полки, находившиеся в армии, были подчинены ему. В 1805 г. ни одного генерала Войска Донского в армии Кутузова не было.

Не было совершено ни одного лихого казачьего рейда на коммуникации противника, подобных тем, которыми казаки прославились в последующие годы. Единственным исключением являются действия отряда штабс-капитана Тверского драгунского полка В. А. Пренделя, австрийского офицера перешедшего на русскую службу. Под его командой находилось 100 гусаров и 50 казаков, с ними он был послан для действий на путях сообщения противника. Под Гросснемшицом Прендель напал на полковые обозы французской армии. Во время боя был убит французский полковник и 30 солдат, пленены два офицера и 43 солдата. Кутузов представил его к следующему чину и ордену Св. Владимира 4 ст. с бантом. Однако, набег Пренделя остался единственным известным случаем действий подобного рода за всю кампанию.

Всего в боевых действиях против французской армии в 1805 г. приняли участие восемь донских полков:

  • полковника П. М. Гордеева 1-го,
  • подполковника П. Г. Денисова 14-го,
  • подполковника А. И. Исаева 3-го,
  • подполковника А. Г. Сысоева 1-го,
  • подполковника В. Е. Ханженкова 1-го,
  • войскового старшины Д. М. Киселева 2-го,
  • войскового старшины Малахова 1-го,
  • войскового старшины Ф. Ф. Мелентьева 3-го.

В составе гвардейского корпуса, присоединившегося к армии Кутузова, находились два эскадрона Лейб-Казачьего полка, которым в 1802-1808 гг. командовал полковник П. А. Чернозубов 5-й.

 

Другие статьи из этой рубрики

Сражение под Кульмом 30 августа 1813 года и взятие казаками в плен маршала Вандама

Сражение под Кульмом 30 августа 1813 года и взятие казаками в плен маршала Вандама

Опубликовано: 2013-03-14     Комментарии (0)
Одна из славных побед казаков - взятие в плен французского маршала Вандама в сражении под Кульмом 30 августа 1813 года, осуществленной донскими казаками под командованием В. Д. Иловайского.
Донские полки в отряде генерала Тетенборна в 1813 году

Донские полки в отряде генерала Тетенборна в 1813 году

Опубликовано: 2012-05-23     Комментарии (0)
После отозвания Платова, в конце января 1813 г., из-под Данцига в главную квартиру, донские полки, состоявшие в его корпусе, поступили под команду Витгенштейна и были распределены по разным корпусам и отрядам. Витгенштейн, перейдя Вислу, составил под командой генералов Чернышева, Бенкендорфа и...
Битва при Ляхове 9 ноября 1812 года и пленение казаками французского генерала Ожеро

Битва при Ляхове 9 ноября 1812 года и пленение казаками французского генерала Ожеро

Опубликовано: 2013-03-12     Комментарии (0)
Отечественная война 1812 года полна славными страницами побед русского оружия и русского духа. Некоторые из этих страниц не столь известны, например, битва при Ляхове, в которой партизанские казачьи отряды захватили в плен французского генерала Ожеро.

Новости

9 марта 2013
Международный Союз казачьих объединений России и Зарубежья поддерживает инициативы казачьего народа ближнего и дальнего Зарубежья по созданию Международного Консорциума "Казачий круг", задачи которого направлены на укрепление духовных, культурных, межнациональных, гуманитарных и генетических связей поколений.
5 марта 2012
Казаки Украины и России объявили себя единым казачьим народом и постановили основной своей задачей борьбу за устойчивое развитие своих стран.
8 декабря 2011
Делегации казачьих обществ со всей России приехали в Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца, чтобы лично получить казачьи войсковые знамена из рук Дмитрия Медведева.
Все новости

Комментарии

от сотник Виктор
2018-07-12 07:46:45
Вера, крест, казак, Россия, Православный наш народ. Здесь и мужество и сила И могущества...
от сотник Виктор
2018-07-12 07:39:13
Я рад за казаков Аргентины, как офицер и поэт. Мы братья по вере и значит родные во Христе.
от Ярослав
2018-02-11 10:09:09
Спасибо огромное
от
2017-06-04 13:20:05
от Казак
2017-03-09 08:39:36
Фарид АЛЕКПЕРЛИ, Азербайджан доктор исторических наук КАЗАКИ, КАЗАХИ И КАЗАХЦЫ «Как известно,...

Этот день в истории

По статье

События

12 февраля 2012
Новочеркасский музей истории Донского казачества открыл выставку, которая иллюстрирует причастность казаков в Отечественной войне 1812 года против Наполеона.
13 октября 2011
Большой Кубанский хор сумел созвать на Театральную площадь все коллективы Краснодара, чтобы спеть одним большим сводным хором.
23 августа 2011
Воронежская область встречала гостей из 36 регионов необъятной России. Село Колодежное стало на два дня центром казачьей жизни. Это был 10-й, юбилейный фестиваль, который прошел с большим казацким размахом.
Все события

Библиотека

Опрос

Как вы оцениваете личность Петра Краснова?
Однозначно, предатель!
Сложная судьба в сложных исторических обстоятельствах
Борец за Россию без большевизма
Великий патриот казачества!
Меня не интересует его личность
Все опросы

© 2011-2012 Военно-исторический портал "Русское казачество"
Использование собственных материалов сайта возможно только при установке активной гиперссылки на источник.

Подписка на рассылку