Главная » Статьи » Войско Донское в австрийской кампании 1805 г.

Войско Донское в австрийской кампании 1805 г.

3. Аустерлиц

В мемуарах А. П. Ермолова содержится любопытное свидетельство о положении русской армии накануне Аустерлицкого сражения: "Колонны пехоты, состоящие из большого числа полков, не имели при себе ни одного человека конницы, так что нечем было открыть, что происходит впереди, или узнать, что делают и где находятся ближайшие войска, назначенные к действию. Генерал Милорадович на моих глазах выпросил по знакомству у одного шефа полка двадцать гусаров для необходимых посылок. К сему прибавить надобно, что ни одна из колонн не имела впереди себя авангарда. Общий авангард всей армии находился весьма мало впереди и на самой конечности правого фланга, так что собою не закрывал ни одной колонны, и армия в движении своем совершенно была открыта. Дивизия генерал-адъютанта Уварова отведена была далеко назад, чтобы потом перейти ближе к правому флангу, где вся почти кавалерия соединена была особенно".

20 ноября 1805 г. в сражении при Аустерлице из казачьих полков наиболее отличился Лейб-Казачий полк. В один из решающих моментов сражения Кавалергардский и Лейб-Казачий полк атаковали французскую кавалерию, чем спасли гвардейскую пехоту, дав ей возможность переправиться по мосту через Раусницкий ручей. В этой атаке Лейб-Казачий полки потерял одного офицера и 22 казака. Полковник Чернозубов 5-й был награжден орденом Св. Георгия 4 кл.; ротмистр Бирюков, поручик Чеботарев, корнет Жмурин — орденами Св. Анны 3 ст.  Во время атаки погиб штабс-ротмистр лейб-гвардии Казачьего полка Е. С. Филипов. Этот офицер с 1800 г. получал сверх жалования тысячу рублей в качестве пенсиона за усердную службу, после его гибели эту сумму продолжали выплачивать семье.

Сведения об участии донских полков в сражении пришлось собирать буквально по крупицам. Опубликованная "Ведомость об убитых и без вести пропавших в 20-е число ноября воинских чинах и строевых лошадях" дает информацию о потерях (указаны в скобках) и местонахождении полков во время сражения:

  • в колонне генерал-майора Гижицкого: Гордеев (31), Киселев (55), Малахов (4);
  • в колонне генерал-лейтенанта Шепелева: Мелентьева (14), Денисова (4), Ханженкова 1-го (25), Сысоева 1-го (13);
  • в колонне генерал-лейтенанта Милорадовича: Исаева (46).

Казачьи полки не играли существенной роли во время решающих сражений регулярных армий, где главное слово принадлежало пехоте и артиллерии, поэтому об их действиях при Аустерлице практически ничего неизвестно. В послужных списках двух полковых командиров отмечены контузии, полученные в этом сражении: Денисов 14-го контужен в левую ногу, Сысоев 1-й контужен пулей (награжден орденом Св. Владимира 4 ст.).

Генерал Буксгевден представил к наградам своих адъютантов и ординарцев, отличившихся в сражении, в том числе трех казаков к производству в следующий чин:

  • хорунжего Воинова полка Гордеева;
  • урядника Яковлева полка Малахов;
  • урядника Горбункова полка Исаева.

После Аустерлица армия Кутузова двинулась в обратный поход в Россию. Два казачьих полка из армии Эссена присоединились к Кутузову по дороге: войсковых старшин Д. Р. Андронова 1-го и Х. П. Кирсанова. В послужном списке Кирсанова имеется запись: "1805, июля с 11,п о 21 генваря 1806 в заграничном походе чрез Пруссию и Австрию к Аустерлицу".

В "Порядке движения колонн", датируемом 24 ноября 1805 г., донские полки получили следующее распределение:

  • 1-я кавалерийская колонна генерал-майора Гижицкого: Малахова, Гордеева, Киселева;
  • 2-я кавалерийская колонна генерал-лейтенанта Шепелева: Мелентьева, Денисова, Ханженкова, Сысоева;
  • 3-я кавалерийская колонна генерал-майора Воинова: Кирсанова, Андронова;
  • 1-я колонна инфантерии генерал-лейтенанта Милорадовича: Исаева;
  • 2-я колонна инфантерии генерал-лейтенанта Дохтурова: часть полка (100 человек) Исаева, 25 казаков в конвое главнокомандующего, находившегося при этой колонне;
  • 3-я колонна генерал-лейтенанта графа Ланжерона: один эскадрон полка Исаева
  • 4-я колонна генерал-лейтенанта князя Багратиона: один эскадрон полка Исаева.

В самом конце обратного марша на подходе к Радзивилову в январе 1806 г. к армии присоединился полк И. И. Андрианова 2-го. После аустерлицкого поражения этот полк был командирован от реки Мархи для отыскания обоза императора Александра I, который казаки отыскали в горах и спасли от разграбления. После прибытия обоза в Главную квартиру, Андрианову 2-му было объявлено высочайшее благоволение и пожалована золотая табакерка.

Кроме того, на помощь Кутузову из Северной армии Беннигсена были посланы:

  • три донских полка во главе с походным атаманом генерал-майором Н. В. Иловайским 5-м;
  • полк Иловайского 2-го, Полоцкий мушкетерский полк и рота артиллерии под командой походного атамана генерал-майора П. Д. Иловайского 2-го.

В дневнике князя Д. М. Волконского упоминается о встрече с донскими казаками, спешащими на помощь русской армии, 23 ноября вблизи Кракова: "21-го обедал в г-де Тешене, где вагенбург оставлен Кутузовым, но по всей дороге разбросаны повозки и люди, а паче без присмотру больные едва идут до госпиталей без довольствия. 23-го встретил я казацкие полки, кои догоняют Кутузова". Спустя пять дней в Новоместе Волконского застало известие об Аустерлиц. Эти донские полки к армии не присоединились, вероятно, их вернули обратно после Аустерлицкого поражения.

В феврале 1806 г. все 11 донских полков, принявших участие в походе, были расположены по западной границе в Волынской губернии, от местечка Вышгородка до Райгородка.

Завершая рассказ о кампании 1805 г., надо сказать несколько слов о казачьих полках, входивших в состав десантного корпуса графа Толстого, предназначенного для действий против французских войск в шведской Померании. Этот корпус насчитывал в своих рядах около 20 тысяч человек, он состоял из следующих полков: Павловский и Санкт-Петербургский гренадерские; Белозерский, Рязанский и Кексгольмский мушкетерские; 3-й морской; 1-й и 20-й егерские; Лейб-Кирасирский Его Высочества; Курляндский драгунский; Изюмский гусарский; донской полк майора И. И. Фролова 1-го, две сотни донского полка войскового старшины Грекова 17-го; лейб-казачья Уральская сотня. 12 сентября корпус графа Толстого отправился на морских судах из Кронштадта и Ревеля в шведскую Померанию. Помимо военных судов эскадры адмирала Тета, были наняты до 140 купеческих судов. Только для перевозки полка Фролова 1-го из Риги на остров Рюген пришлось нанять 27 судов. 24 сентября поднялась страшная буря, многие суда затонули, люди и лошади погибли. Среди погибших были полковой командир Фролов 1-й, два офицера и 86 казаков. Однако большая часть полка все же добралась до Померании, где поступила под команду старшего офицера — капитана И. Г. Мельникова 3-го. Но в боевых действиях корпус графа Толстого не участвовал.

Неудачной исход кампании 1805 г. научил русское командование не полагаться на союзников. Ошибка была допущена при формировании заграничной армии, а именно - недооценка значения казачьих войск, из-за чего в поход взяли недостаточное количество донских полков. Этот печальный опыт был учтен — в 1807 г. в армии Беннигсена находились 27 донских полков во главе с атаманом Платовым и казаки получили известность по всей Европе.

Еще один вывод русское командование сделало относительно вооружения легкой кавалерии пиками. В 1805 г. пиками в регулярной кавалерии были вооружены только первые шеренги трех Конных полков — Татарского, Литовского и Польского. Для донских казачьих полков пика была главным оружием. Один из офицеров-участников кампании впоследствии вспоминал: "Многократный опыт показал, что конный фронт, вооруженный пиками, получает тройную силу; драгуны же, напротив, как-то слабо действовали; но гусары, заодно с казаками и уланами, работали превосходно".

Владение пикой, как и любым другим холодным оружием, сродни искусству. Мастерством могли похвастать даже не все казаки, учившиеся этому с малолетства. Генерал И. Ф. Паскевич, в августе 1809 г. командовавший сотней Атаманского полка во время рейда к Браилову, позднее вспоминал: "Здесь я увидел важность дротика и мастерство казаков управлять им: он бьет лошадью, а не рукою. Мне сказывал сам атаман, что из пятисотенного полка едва найдется 50 человек, хорошо владеющих пикою".

Всадник, вооруженный пикой, как правило, побеждал противника, вооруженного саблей. В лобовом столкновении преимущество пикинера неоспоримо, но такая ситуация в кавалерийских атаках возникает крайне редко: обычно одна кавалерия не выдерживает и начинает отступать, а вторая преследует. Если пикинер выступает в роли преследователя, ему удобно нанести удар с любой стороны, с какой бы он не приблизился к противнику. Когда пикинер оказывался в роли преследуемого, он мог избавиться от своего противника следующими способами. Если противник настигал пикинера с левой стороны, для удобства замаха, то его можно было поразить ударом пики налево-назад, или просто сделать полуоборот налево и придержать лошадь, в результате чего противник сам налетал на пику. В случае, если преследователь настигал с правой стороны, что было неудобно для обоих всадников, пикинер, подняв пику над головой, колол противника сверху вниз. В любом случае у пикинера было превосходство над противником, вооруженным саблей.

Французский кавалерист Ф. Де Брак рекомендовал пикинерам защищаться от преследователей так называемыми отбивами, на основе собственного боевого опыта: "Я видел сотни примеров этого; из них приведу случай с неустрашимым капитаном Бро (ныне командир 1-го уланского полка). Под Эйлау, в одной из наших атак на казаков, он уже думал уложить одного из них, взяв его с левой стороны, причем казак держал пику "вперед направо"; но вдруг, приподнявшись на стременах, казак быстро сделал "кругом отбей", и сбросил капитана на землю; его лошадь была взята, да и он бы подвергся той же участи, если б не смелая атака эскадронного командира Гюло (Hulot), командовавшего тогда 7-м конно-егерским полком. Я присутствовал при перевязке капитана; плечо его было рассечено, как сабельным ударом". Наконечник казачьей пики имел так называемый "отрез", рубящий удар которым вполне мог соответствовать сабельному. Таким образом, наличие на казачьей пике "отреза" превращало ее в колюще-рубящее оружие.

Далее де Брак вспоминал: "Мне случалось видеть старых казаков, атакованных нашими кавалеристами с коротким оружием, которые, остановившись против них, хладнокровно выжидали нападения, держа конец пики не прямо, так как при решительной атаке он мог быть отбит и тогда они погибли, а "вперед направо"; затем, отразив атаку отбивом налево и отводя этим движением атакующего, сами увертывались налево и могли, в свою очередь, напасть на врага с левой его стороны". Как известно, именно левая сторона у всадника наименее защищена, поэтому казак, отбивая пикой налево, оказывался в наиболее выгодном для поражения врага.

В 1807 г. в главной квартире Беннигсена за обеденным столом разгорелся спор о целесообразности вооружения кавалерии пиками и кирасами. Князь Багратион утверждал, что кирасы вселяют надежду на защиту от пуль и психологически воздействуют на противника, но он научил егерей и казаков не боятся кирасир, называя их "железными горшками". Далее он добавил: "Что же касается до пики, то надобно уметь чрезвычайно ловко владеть ею, чтобы она была полезна: в противном случае, она только спутает кавалериста. Для наших казаков нет другого оружия, кроме пики, потому что это лучшее оружие в погоне за неприятелем. Но в свалке, как обыкновенно действует кавалерия, сабля или палаш лучше". Полковник Кнорринг, командир Татарского конного полка доказывал пользу пик для кавалерии. На что Багратион ему заметил: "Ваши татары почти те же казаки. Но все же для полезного действия пикой надобно быть одетым, как можно легче и удобнее, без затяжки и натяжки, одетым как можно легче и удобнее, как наши бесцеремонные казаки".

К этому можно добавить, что строй всадников, вооруженных пиками, должен быть достаточно просторным, чтобы не нанести повреждений друг другу. Именно по этой причине казаки долго вообще не знали строя. Признание значения пик для кавалерии все же возобладало. 2 мая 1806 г. в уланских полках карабины были отменены, вместо них уланы получили пики. 10 ноября 1812 г. карабины отменили в гусарских полках, но пиками была вооружена только первая шеренга. Это говорит о том, что определенные выводы из опыта кампании 1805 г. были сделаны: увеличено количество казачьих полков в действующей армии, уланские полки были вооружены пиками и т. д. На воплощение их в жизнь было отведено немного времени - следующая кампания против Наполеона началась год спустя.

А. И. Сапожников

Назад 1 2 3 Далее

 

Другие статьи из этой рубрики

Битва при Ляхове 9 ноября 1812 года и пленение казаками французского генерала Ожеро

Битва при Ляхове 9 ноября 1812 года и пленение казаками французского генерала Ожеро

Опубликовано: 2013-03-12     Комментарии (0)
Отечественная война 1812 года полна славными страницами побед русского оружия и русского духа. Некоторые из этих страниц не столь известны, например, битва при Ляхове, в которой партизанские казачьи отряды захватили в плен французского генерала Ожеро.
Донские полки в отряде генерала Тетенборна в 1813 году

Донские полки в отряде генерала Тетенборна в 1813 году

Опубликовано: 2012-05-23     Комментарии (0)
После отозвания Платова, в конце января 1813 г., из-под Данцига в главную квартиру, донские полки, состоявшие в его корпусе, поступили под команду Витгенштейна и были распределены по разным корпусам и отрядам. Витгенштейн, перейдя Вислу, составил под командой генералов Чернышева, Бенкендорфа и...
Сражение под Кульмом 30 августа 1813 года и взятие казаками в плен маршала Вандама

Сражение под Кульмом 30 августа 1813 года и взятие казаками в плен маршала Вандама

Опубликовано: 2013-03-14     Комментарии (0)
Одна из славных побед казаков - взятие в плен французского маршала Вандама в сражении под Кульмом 30 августа 1813 года, осуществленной донскими казаками под командованием В. Д. Иловайского.

Новости

9 марта 2013
Международный Союз казачьих объединений России и Зарубежья поддерживает инициативы казачьего народа ближнего и дальнего Зарубежья по созданию Международного Консорциума "Казачий круг", задачи которого направлены на укрепление духовных, культурных, межнациональных, гуманитарных и генетических связей поколений.
5 марта 2012
Казаки Украины и России объявили себя единым казачьим народом и постановили основной своей задачей борьбу за устойчивое развитие своих стран.
8 декабря 2011
Делегации казачьих обществ со всей России приехали в Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца, чтобы лично получить казачьи войсковые знамена из рук Дмитрия Медведева.
Все новости

Комментарии

от сотник Виктор
2018-07-12 07:46:45
Вера, крест, казак, Россия, Православный наш народ. Здесь и мужество и сила И могущества...
от сотник Виктор
2018-07-12 07:39:13
Я рад за казаков Аргентины, как офицер и поэт. Мы братья по вере и значит родные во Христе.
от Ярослав
2018-02-11 10:09:09
Спасибо огромное
от
2017-06-04 13:20:05
от Казак
2017-03-09 08:39:36
Фарид АЛЕКПЕРЛИ, Азербайджан доктор исторических наук КАЗАКИ, КАЗАХИ И КАЗАХЦЫ «Как известно,...

Этот день в истории

По статье

События

12 февраля 2012
Новочеркасский музей истории Донского казачества открыл выставку, которая иллюстрирует причастность казаков в Отечественной войне 1812 года против Наполеона.
13 октября 2011
Большой Кубанский хор сумел созвать на Театральную площадь все коллективы Краснодара, чтобы спеть одним большим сводным хором.
23 августа 2011
Воронежская область встречала гостей из 36 регионов необъятной России. Село Колодежное стало на два дня центром казачьей жизни. Это был 10-й, юбилейный фестиваль, который прошел с большим казацким размахом.
Все события

Библиотека

Опрос

Как вы оцениваете личность Петра Краснова?
Однозначно, предатель!
Сложная судьба в сложных исторических обстоятельствах
Борец за Россию без большевизма
Великий патриот казачества!
Меня не интересует его личность
Все опросы

© 2011-2012 Военно-исторический портал "Русское казачество"
Использование собственных материалов сайта возможно только при установке активной гиперссылки на источник.

Подписка на рассылку